Анзор Астемиров об Сосналиеве: «Он всегда хотел умереть в бою…»

Г.р. 1942., командир полка истребительной авиации, в 1978 году закончил академию  командиров войск ПВО. В 1989 году ушел в запас в звании полковника. До 1992 года заведующий военным отделом Конфедерации горских народов Кавказа. С 92 года начальник штаба абхазского ополчения, затем нач. штаба ВС Абхазии, затем первый зам. Министра обороны, затем, в 1993 г. министр обороны Абхазии. Ему присвоено звание генерал-лейтенанта ВС Абхазии. В 1996 году ушел в запас.

Позже занимал должность вице-президента Международной Черкесской Ассоциации.

С 2005 по 2007 год вице-премьер, министр обороны Абхазии.

 

С именем Аллаха Всемилостивого Милостивейшего.

Хвала Аллаху, Господу миров. Мир и благословение Аллаха предводителю муджахидов, пророку нашему Мухаммаду, его семье и всем сподвижникам.

23 ноября 2008 года ушел из жизни наш старший брат, честный и благородный муджахид Абу Мурат Султан сын Аслан-Бека Султан-Али (Сосналиев).

Он всегда хотел умереть в бою, но по воле Всевышнего, причиной его смерти стала болезнь.

Лишь Аллаху ведомо то, что в сердцах, но я знал Султана, как благородного и честного человека. Посланник Аллаха Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: «Люди [разные] подобно таким металлам, как золото и серебро, лучшие из них в джахилийи – лучшие и в исламе, когда они познают религию». (Хадис приводится у имама Муслима)

Я свидетельствую, что Абу Мурат ушел мусульманином, непричастным к неверию, отрекаясь от ширка, демократии, национализма и коммунизма. Об этом знали немногие. А о том, что он до конца своих дней был в одном строю с муджахидами Кавказа, знали только несколько человек.

Теперь, когда уже нет смысла скрывать эту информацию, мы считаем своим долгом рассказать мусульманам правду об их старшем брате. Чтобы не думали верующие что Султан был далек от ислама и ушел в мир иной прислуживая Русне.

Я знаю его много лет, и, клянусь Аллахом, он всегда любил ислам и мусульман, а особенно муджахидов. Я знал его мать, которая была праведной мусульманкой. Ее благородное лицо излучало нур (свет). Наверное это был баракат ее праведного предка Мухаммад-Мирзы Анзорова, наиба имама Шамиля и уалия Малой Чечни, ставшего шахидом в войне с гяурами.

Во время русско-кавказской войны большинство свободных людей Кабарды и Балкарии и Карачая совершили хиджру к имаму Шамилю.

Мухаммад-Мирза также как и его правнук Султан, был офицером русской армии. Также как и Султан, Мухаммад-Мирза всегда думал о восстании против оккупантов, поддерживал тайные связи с муджахидами и вел переписку с имамом Кавказа.

Детство Абу Мурата прошло в с. Сагопши (ныне вилайет ГIалгIайче ) и в Нальчике, молодость в Русне, поэтому он не очень хорошо знал кабардинский язык и детали обычаев, но родители воспитали в нем любовь к исламу и дух свободы.

Абу Идрис Шамиль Ибн Салман Басаев восхищался мужеством и военным талантом Султана Соснали, и сожалел, что возраст Абу Мурата не позволяет ему активно участвовать в джихаде. Абу Идрис говорил: «Это удивительный человек. Я видел как он руководил боем находясь на передовой в окопах под пулями и бомбами. Я видел его в штабе, когда он разрабатывал уникальные операции, которые сегодня изучают во всех военных академиях мира. Султан не раз предлагал мне свою помощь и сегодня я очень нуждаюсь в его опыте, но опасаюсь за его здоровье».

Мы с Султаном не очень близкие родственники, да и разница в возрасте немалая, но мы всегда понимали друг друга с полуслова. Мы говорили о религии, об истории, о войне.

Первый раз тему конкретной работы в области джихада мы затронули в 1998 году. Предложение Султана было очень необычным. Он сказал, что ему нужен доверенный человек, владеющий арабским языком, который будет сопровождать его во время поездки по странам Ближнего Востока. Цель поездки – налаживание контактов с руководством палестинского сопротивления для оказания им помощи в их борьбе против гяуров. Я спросил, что подвигло его на такой шаг. Он ответил, что переживает за палестинский народ и хочет им помочь. «Они могут и должны победить. Посмотри, сколькие из них жертвуют своей жизнью. Это говорит о том, что у этого народа сильный дух и воля к победе. Им не хватает только правильной организации. Если у них честное политическое руководство, то военную сторону я готов взять под свою ответственность», — сказал Султан. Он также сказал, что уже разговаривал на эту тему с представителями черкесской диаспоры, в числе которых были и генералы армий ближневосточных государств.

Я поблагодарил Абу Мурата за доверие и сказал, что был бы очень рад участвовать в этом деле, но, к сожалению реальное положение дел в странах Шама таково, что такого рода предприятие обречено на провал. Я объяснил, что вся проблема как раз в политическом руководстве палестинского сопротивления, которое как и все ближневосточные тираны борется с исламом, старясь угодить гяурам. Палестинские политики вместо исламского знамени поднимают знамя арабского национализма и в этом кроется основная причина унижения и страданий, которые выпали на долю этого народа. Что касается черкесских и чеченских генералов, занимающих ключевые посты в иорданской армии и спецслужбах, то одной из их главных задач является защита сионистского анклава на оккупированных территориях. Что же касается сирийских генералов, которые верно служат алавитскому режиму, то доверие им равносильно самоубийству.

Кроме меня Султан посоветовался еще с некоторыми доверенными людьми, знающими ситуацию на Ближнем Востоке, и решил отказаться от этой идеи.

После этого случая я понял, что имею дело с по-настоящему свободным человеком, обладающим независимым мышлением. Он не замыкал свой разум и свои стремления в рамки локальных национальных интересов, а мыслил масштабно и глобально. В то же время Султан был реалистом далеким от пустых мечтаний.

Его стремление помочь Палестине говорило о том, что справедливость была для него превыше всего. В отличие от местных национал-патриотов у него не было комплекса этнической неполноценности, он искренне желал блага не только своему народу, но и другим угнетенным мусульманским народам.

Прошлым летом Султан показывал мне копии архивных документов, которые свидетельствовали о том, что после эпидемии чумы и массового переселения в Чечению (Нохъчичоь), в Кабарде осталось 42 тысячи адыгов, из которых только 25 тысяч человек были свободными (князья, уздени и крестьяне), а остальные были крепостными. Среди свободных людей большинство составляли женщины, дети и старики. Большая часть свободных мужчин ушли к Шамилю. (Были и такие, что остались по просьбе Мухаммад-Мирзы и тайно вели переписку с муджахидами, сообщая им о планах и передвижениях врага.)

«Неудивительно, что у нашего народа рабское поведение и психология, ведь их так воспитали» – говорил Абу Мурат – «То, что раньше было позором, сегодня пытаются выдать за древний обычай. Безо всякого стыда они повторяют одно и то же: «Самое главное – здоровье». А когда говоришь им о том, что мужчина должен быть готов пожертвовать здоровьем и жизнь ради чести и справедливости, они считают это глупостью!».

Султан неплохо разбирался в политике, но, в силу своей порядочности, он не мог привыкнуть к предательству. Недавно я рассказал ему о том, что один из лидеров национальной интеллигенции, почитаемый как «патриарх кабардинского народа», заявил в одном из интервью, о необходимости возродить древний адыгский обычай – выселять из села семьи убийц. Когда я сказал, что убийцами и преступниками этот «старейшина» называет муджахидов, а выселять призывает семьи мусульман, погибших в бою с путинской армией и милицией в октябре 2005 года, Султан был потрясен: «Как?! Заур сказал такое?! Не может быть!».

Если бы к выселению верующих призывал какой-нибудь ветеран НКВД, претендующий на роль старейшины, Султан не был бы так удивлен и расстроен. Но он помнил, как в 1999 году, когда армия Русни вторглась в Чечению, этот же Заур был одним из организаторов митинга у здания оккупационного МВД в Нальчике. Люди тогда скандировали: «Руки прочь от Чечни», «Прекратите убийство чеченского народа» . Тогда менты не посмотрели на преклонный возраст «патриарха» и силой запихали его в воронок. «Патриарх» взывал к их совести и национальным чувствам, кричал: «Да здравствует свобода!», но им было плевать и на обычаи своего народа, и на уважение к старшим, и на свободу.

Султан часто говорил: «Если мы не отучим этот народ служить русскому царю у него не будет будущего. Эта мода на синюю форму (оккупационной милиции) все равно что мода на собачий ошейник. Вдобавок ко всему их (ментов) еще и запачкали кровью в Чечне. К сожалению, заставить их отказаться от этой «моды» можно только через кровь».

Абу Мурат был не просто активным борцом за свободу Кавказа. Как истинный мусульманин, он считал, что шариат Аллаха – единственный закон, который должен регулировать взаимоотношения людей. «Свобода, это когда нет над человеком никого, кроме Бога», говорил Султан. Он также говорил: «Многие люди жалеют муджахидов, думают, что им трудно и они мечтают вернуться в свои дома и жить как прежде под властью российских оккупантов. Но я завидую муджахидам, потому что знаю, что такое свобода. Тот, кто хоть раз испытал это чувство, тот поймет о чем я говорю».

Нам будет очень не хватать опыта и мудрости нашего старшего брата. Нам будет не хватать живого братского общения с ним, ведь поистине он обладал прекрасным нравом, в котором твердость характера сочеталась с необыкновенной добротой.

Обращаясь к нашим братьям и сестрам во всем мире, прошу вас: делайте дуа за вашего ушедшего брата, ведь поистине он сейчас в этом нуждается.

Да простит и помилует его Милостивый и Милосердный Аллах. Да избавит его Аллах от мучений могилы и дарует ему рай. Амин.

 

Амир Сейфуллах.

 

Нальчик, 28 зу-ль-къи’да, 1429 г.х.

(Опубликовано 25.03.2009)

 

ИА ИсламДин

О admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.