Переписка между Анзором Астемировым и Абу Мухаммадом Аль-Макдиси

maqdisi_anzorЛичная переписка между кадием амиром муджахидов Абу Имраном Анзором ибн Эльдаром, да примет Аллах его шахаду, и шейхом Абу Мухаммадом Аль-Макдиси, да сохранит его Аллах

Наш дорогой уважаемый шейх Абу Мухаммад Аль-Макдиси, да сохранит Вас Аллах.

Ас-саляму алейкум ва рахмату-Ллахи ва баракатух.

Как Ваши дела, наш любимый шейх? Как Ваше здоровье? Хотел бы удостовериться, что с Вами всё в порядке после аварии. Это очищение, не будет в нём вреда, если пожелает Аллах. Я прошу Великого и Славного Аллаха, чтобы Он сохранил Вас и Вашу семью от всякого зла.

Я хотел бы получить Вашу фатву по вопросу, связанному с религией Ибрахима.

Исламский призыв распространяется в России, многие русские принимают ислам, многие из них испытывают симпатию к мусульманам и муджахидам. И иногда мы видим, что среди симпатизирующих есть люди, занимающие важные посты в армии, спецслужбах и различных правительственных структурах. Один из них демонстрирует желание помочь муджахидам, другой говорит, что может снабжать нас информацией, третий − что может поддержать нас деньгами и т.д. Они говорят, что не любят российскую власть, однако не хотят оставлять свои ширковые должности.

Мы призываем их к исламу и говорим им, что эти их должности, во-первых, это ширк, а во-вторых, вы на этой вашей работе участвуете в войне против ислама.

Они же отвечают, что оставаясь на этих должностях, они могут больше помочь мусульманам.

Мы говорим им: «Если бы вы были нашими разведчиками, это было бы допустимым по мнению некоторых учёных». Они же отвечают, что не готовы войти в подчинение амиру джихада, и могут только помогать муджахидам в некоторых делах, или же говорят, что боятся за себя, потому что амир джихада может приказать им что-то опасное для них, например, сказать: «Я хочу, чтобы ты скопировал секретные документы», и человек боится, что эти документы попадут в руки русским, и они узнают, кто их скопировал. Поэтому этот человек говорит: «Я буду помогать вам тем, чем смогу по своему усмотрению, не подчиняясь вашим приказам».

Поэтому мы говорим им: «Вы, возможно, приносите пользу исламу и мусульманами этой помощью (ведь Аллах помогает этой религии и через грешников), однако вы остаётесь в своём ширке, и вам за эту помощь не будет никакой награды от Аллаха, Велик Он и Славен, так зачем же вы подвергаете себя опасности, не получая ничего в замен?

Вопрос такой: Дозволено ли нам принимать их помощь, или же мы должны демонстрировать вражду и ненависть к этим людям, при том, что эти люди делятся на следующие категории:

Первая категория:
Это те, кто хочет нам помогать, чтобы навредить Путину, и не требует от нас ничего взамен и не ставит никаких условий. Внешне они с Путиным, в его партии, его власти и в его войске, а в душе строят козни против него и хотят его свержения.

Вторая категория:
Те, кто относят себя к исламу, они происходят из кавказских народов или татар. Они муртады, однако, на самом деле хукм многих из них ближе к исконным кафирам (а Аллах знает лучше), потому что отцы многих из них были коммунистами. Эти люди испытывают симпатию к выходцам из своих народов и презирают русских, а русские презирают их. Таким мы говорим: «Вы не отличаетесь от русских, вы такие же кафиры, как и они, и даже еще больше, и вам не поможет ваше происхождение из какого-то народа или племени».

Их положение похоже на положение мунафиков, так как они приходят к кафирам с одним лицом, а к мусульманам с другим. И мы не знаем, действительно ли они принимают исламский призыв или же они предоставляют эту помощь, чтобы защитить себя от вреда муджахидов.

Что мы можем сказать этим людям?

И если обязательным является демонстрация вражды к ним, то какая из двух возможностей является дозволенной или правильной?

Первая возможность: Сказать им: «Вы для нас враги, и мы возлагаем на вас выплату определенной денежной суммы каждый месяц, а мы за это не будем вас трогать и займёмся ударами по другим целям, более важным и опасным для ислама». Эта возможность означает, что мы даём им безопасность (аман) на определённый срок в обмен на деньги или другие услуги.

Противоречит ли такой вариант религии Ибрахима? И, если такое обращение делается муртаду, будет ли получение выкупа от него с нашей стороны допущением вероотступничества (согласием с вероотступничеством)?

И другой вопрос: Если мы захватим в плен муртада, можем ли мы обменять его на пленного мусульманина, или же потребовать от кафиров выкуп за этого муртада? Будет ли это с нашей стороны допущением для него вероотступничества (согласием с вероотступничеством)? Или же нам надлежит осуществить над ним шариатское наказание за вероотступничество? Вопрос не общий, а связанный со спецификой нашей ситуации на Кавказе.

Вторая возможность: Сказать им: «Вы наши враги, и не может быть между нами и вами никакой взаимопомощи. Однако, если мы увидим от вас дела, указывающие на ваше искреннее желание помочь мусульманам, мы займёмся другими кафирами, более важными и опасными для ислама». Этот вариант означает, что мы не гарантируем им безопасность и принимаем от них деньги или информацию, не давая ничего взамен.

Третья категория:

Те, кто демонстрируют интерес в изучении основ религии, и на своих должностях стараются уменьшить вред для мусульман, усиленно помогают и рискуют из-за этого жизнями. И есть надежда, что они примут ислам.

Можем ли мы сказать им: «Вы кафиры, однако вы стараетесь помочь муджахидам по мере возможности, поэтому ваш хукм близок к хукму разведчиков, но знайте, что за эту помощь вы не получите никакого вознаграждения от Аллаха, потому что ширк делает тщетными другие дела»?

Вот все вопросы по этой теме, которая сложна для меня. Это очень важная тема, и никто из нас не знает, откуда придёт шайтан, чтобы отклонить нас от ислама и ввести в куфр, да упасёт нас Аллах.

Поистине, сыны Исраиля во времена Мусы, мир ему, взяли себе в боги тельца, а они были лучшим народом на земле в то время. И если такое случилось с народом, в котором был Муса и Харун, мир им, с народом, который видел, как Аллах уничтожил Фараона и его войско, то, как кто-то из нас может чувствовать себя в безопасности от впадения в ширк?

Мы просим у Аллаха избавления и стойкости на таухиде.

Да воздаст Вам Аллах благом, наш уважаемый шейх, благословит Вас и поможет посредством вас религии.

Передайте мой салям всем братьям.

Да благословит Аллах и да приветствует нашего пророка Мухаммада, его семью и всех сподвижников.

Ваш ученик Абу Имран с Кавказа.

***

Ответ шейха Абу Мухаммада Аль-Макдиси

Наш любимый брат шейх муджахид Абу Имран, да сохранит тебя Аллах, да направит тебя Аллах и да поможет через тебя религии, мы просим Аллаха, чтобы Он помог вам против несправедливого народа.

Да воздаст тебе Аллах благом за твоё послание и вопросы о нас. Хвала Аллаху, я и вся моя семья пребываем в благе от Аллаха и в Его милости, однако мы желали бы, чтобы Аллах оказал нам Свою благодать и дал нам присоединиться к нашим братьям на полях джихада и вкусить величие выхода из-под власти кафиров и величие военной победы этой религии.

Затем, да воздаст тебе Аллах благом за твоё доверие нам и за то, что ты обращаешься к нам за фатвой. Мы просим Всевышнего Аллаха, чтобы Он внушил нам следование правильным путём и стойкость.

Наш любимый брат, что касается твоего вопроса и деталей, то мы видим, что ты глубоко владеешь вопросом, прекрасно понимая детали и следуя по пути в полной ясности, призывая к исламу и ведя джихад с проницательностью и дальновидностью вместе с теми, кто следует за тобой, если пожелает Аллах.

Однако, как я полагаю, дело в том, что вы, кавказцы, любите обладателей знания и считаете важным обращаться к ним, ища благодати в их словах и мнениях, и из-за этого вашего поведения такой маленький искатель знаний, как я, представляется крупным учёным. Это то, что я думаю о тебе из-за того, что я знаю из твоей деятельности, твоих текстов и решений, и потому что детали, упомянутые в твоём вопросе, это детализация человека, который знает ответ и явно видит путь.

В любом случае, я, в нынешних условиях джихада и нехватки у муджахидов денег, снаряжения, возможностей, считаю, что им можно выбрать любую из двух упомянутых возможностей, даже если они будут обращаться с муртадами как с исконными кафирами из-за того, что не имеют возможности поступать с ними, как следует поступать с муртадами. Я полагаю, что в этом вопросе в условиях слабости и отсутствия сил, существует более широкий выбор, также как муджахидам можно брать у них деньги и обменивать их пленных на пленных мусульман и т.п. Всё это я считаю дозволенным для муджахидов в условиях, когда у них нет сил для установления власти (тамкина).

И если ты обратишься к истории асхабов и халифов, то обнаружишь, что дело обстоит так, как я говорю. Так во время Аль-Асвада Аль-Анси [лжепророка, одного из лидеров муртадов в Йемене во времена Абу Бакра], мусульмане в Йемене использовали такиййу (скрывание веры) и скрывали свои заговоры против него из-за своей слабости, пока не смогли победить его.

Более того, часто во времена Халифата мусульмане оказывались в положении слабости и в некоторые периоды задабривали кафиров из различных общин. И дело доходило до того, что некоторые правители и халифы мусульман выплачивали кафирам деньги, подобно джизье, чтобы защитить себя и свои святыни от них в периоды слабости, которые имели место в Халифате или некоторых исламских государствах.

И хотя это и противно величественной душе мусульманина, в момент, когда перед мусульманами стоит много различных опасностей, возможно выбрать тот вред, который позволит отстранить ещё большую опасность. Это и есть фикх. Фикх ни есть лишь знание вреда и отличение его от пользы. Самый великий фикх − это способность выбрать среди вредов или польз, когда они противоречат друг другу. А это достигается рассмотрением результатов дел, что является достоинством обладателей глубокого разума и сильного интеллекта.

Не забывай, что это имеет основу в биографии посланника Аллаха ﷺ. Так во время, когда Медину окружили союзные племена, и опасность была крайне велика, посланник Аллаха, ﷺ, посоветовался с асхабами по поводу того, чтобы отдать некоторым кафирам треть урожая Медины за то, чтобы они ушли и ослабили блокаду. Хотя асхабы не согласились с этим предложением, сам факт того, что Пророк, ﷺ, предложил им это, говорит о дозволенности такого действия в подобных обстоятельствах, и не забывай, что это было с мушриками-идолопоклонниками, которым нельзя разрешить оставаться на ширке даже за выплату ими джизьи, не говоря уже о том, чтобы давать им деньги, подобно джизье от мусульман.

Однако для каждого места своя речь, и для каждого этапа своё положение и свои обстоятельства, в которых Аллах снимает с мусульман некоторые запреты и стеснения.

Варианты выбора в ситуации власти (тамкина) ни те, что в обстоятельствах слабости, и это расширение возможностей, которое Аллах даёт мусульманам чтобы не делать им затруднения.

Поэтому правильным является то, к чему склонился шейху-ль-ислам Ибн Таймийа и ясно сказали некоторые муфассиры, что аяты о прощении, воздержании от сражения [с кафирами] и т.п. отложенные, а не отмененные аятом об обязательности сражения в том смысле, что они связанны с ситуацией, когда у мусульман нет сил (тамкина), а в случае тамкина − преимущество над ними имеет аят о сражении.

Таким образом, каждый мусульманин рассматривает своё положение, место, в котором он живёт, этап, в котором он находится, и выбирает то, что соответствует этому этапу из того, что Аллах дозволил и сделал доступным для исламской Уммы. Таков смысл слов шейху-ль-ислама Ибн Таймийи: «Приказ о сражении с восставшей группой обусловлен наличием возможности и силы, так как сражение с ними не предпочтительнее сражения с мушриками и кафирами. И известно, что сражение с кафирами обусловлено возможностью и силой, и иногда шариатская польза может заключаться в том, чтобы договориться с ними за деньги или заключить договор, как делал это неоднократно Пророк…» (Маджму’у-ль-фатава, 4/442).

А в «Ас-сарим аль-маслюль» он, говоря о ситуации слабости ислама, когда Аллах сообщил Своему пророку и верующим, что они услышат от обладателей Писания и мушриков много неприятного, сказал: «И Он приказал им проявлять терпение и богобоязненность, затем это было отменено при получении силы приказом о сражении с ними до тех пор, пока они не будут давать джизью, будучи униженными, не делая ничего неприятного для мусульман открыто, тот же, кто делает неприятное открыто, тот не унижен.

Затем, некоторые учёные называют это отменой из-за изменения хукма, другие − отменой из-за того, что Всевышний Аллах сперва приказал им прощать и извинять до тех пор, пока Аллах не придёт со своим повелением. И вот Аллах пришел со своим повелением, которое заключалось в возвеличивании ислама и его победе и приказал сражаться с кафирами пока они не будут выплачивать джизью, будучи униженными, и это подобно словам Аллаха: Удерживайте их [совершивших прелюбодеяние жён] в домах, пока не упокоит их смерть или же Аллах не сделает для них другой выход» (Женщины, 15). И сказал Пророк, ﷺ: «Аллах сделал для них другой выход» (Муслим).

Некоторые же учёные называют это отменой, другие не называют отменой, но это разница лишь в терминах. И есть те, кто говорит, что приказ прощать остаётся действительным в случае нужды, когда мусульманин слишком слаб, чтобы воевать, находясь в месте или времени, когда не может этого делать. И приказ прощать не является отменённым, потому что отменённое – это законоположение, удаленное для всех будущих эпох.

В общем, нет разногласия в том, что Пророку ﷺ, когда он получил силу, было вменено в обязанность перестать прощать и извиняться перед людьми Писания, мушриков и явных мунафиков и сражаться с ними и выполнять в отношении них установленные наказания, без разницы, называть это отменой или нет». (2/443-444).

И сказал он, да помилует его Аллах: «Когда же Аллах выполнил Своё обещание о победе ислама и величии мусульман, Он приказал Своему посланнику отречься от заключенных договоров и сражаться со всеми мушриками и сражаться с обладателями Писания до тех пор, пока они не будут платить джизью, будучи униженными.

Это стало результатом терпения и богобоязненности, которые Аллах возложил на верующих в начале, и в то время не бралась джизья ни от иудеев Медины, ни от кого другого. И эти аяты (о терпении и прощении кафиров) остались действующими в праве каждого слабого верующего, не могущего помочь Аллаху и Его посланнику ни рукой, ни языком, и он поддерживает их, как может, в своём сердце и т.п. А аят униженности находящихся в договоре касается каждого сильного верующего, способного помогать Аллаху и Его посланнику рукой и языком. И этим и подобными аятами руководствовались мусульмане в конце жизни посланника Аллаха и в эпоху его праведных халифов, и также до наступления Судного Дня не исчезнет группа из этой Уммы, стоящая на истине и полноценно помогающая Аллаху и Его посланнику.

И тот верующий, кто находится на территории, где он слаб, или живёт во время, когда он слаб − должен действовать на основании аята терпения и прощения тех, кто доставляет неприятности Аллаху и Его посланнику из числа обладателей Писания и мушриков.

Что же касается обладателей силы, то они действуют на основании аята о сражении с предводителями неверия, которые оскорбляют религию, и аята о сражении с обладателями Писания до тех пор, пока они не будут давать джизью, будучи униженными». (Ас-Сарим аль-маслюл, 2/412-414).

Далее, учёные разошлись во мнении о положении людей, о которых ты спросил: являются ли они исконными кафирами или муртадами. Я считаю, что это разделение в условиях, когда нет возможности применять к муртадам законоположения, возложенные шариатом, не несёт большой пользы, чтобы мы утруждали себя его разбором.

В фатвах Ибн Таймийи относительно монголов видно, что положение многих из них было подобно положению людей, которых ты спрашиваешь: некоторые из них были подобны мунафикам, и вместе с тем ты обнаружишь в жизни и фатвах шейху-ль-ислама относительно этих людей классификацию их в соответствии с обстоятельствами и возможностями мусульман в его время.

Иногда он с мусульманами воевал против них, а иногда оставлял из-за отсутствия силы. Иногда встречался с их правителями и беседовал с ними, давая советы и др., при том, что если ты рассмотришь его детальный подход к их положению в его фатвах относительно сражения с ними, то увидишь, что он делит их на разные группы и говорит:

«Войско людей, о которых задан вопрос, включает кафиров из числа христиан и мушриков, и тех, кто относит себя к исламу. И это большинство их войска. Они произносят два свидетельства, если ты попросишь их, и возвеличивают Посланника. Молитву же совершают только очень немногие из них, а постится больше, чем молится. Мусульманина они уважают больше, чем немусульманина, праведников же из числа мусульман они почитают. У них есть какая-то часть ислама, и они различны в этом.

Однако то, на чём большинство из них, и из-за чего они воюют, включает в себя оставление многих из законов ислама, или даже большинства их: так, они сперва делают ислам обязательным, а затем не сражаются с тем, кто оставит его.

Более того, человека, который воюет за государство монголов, они возвеличивают и оставляют его, даже если он кафир, враг Аллаха и Его посланника, а с каждым, кто выйдет из монгольского государства или восстанет против него, они считают дозволенным сражаться против него, даже если он будет из лучших мусульман.

Они не ведут джихад с кафирами и не возлагают джизью и унижение на обладателей Писания, и не запрещают никому из своего войска поклоняться чему он пожелает, будь то солнце, или луна или что-то другое…

И также большинство из них не считает запретными кровь и имущество мусульман, если только не запретит им их правитель, то есть они не придерживаются шариатских обязанностей, и не считают обязательным решать между собой по закону Аллаха, а принимают решения по придуманным ими самими правилам, которые иногда соответствуют исламу, а иногда противоречат». (28/505).

Исходя из вышесказанного я советую вам, чтобы вы в отношении упомянутых в вопросе категорий людей использовали пророческую шариатскую политику, соответствующую этапу, в котором вы находитесь, и соответствующую положению муджахидов, их возможностям и потребностям, ведь, поистине, Пророк, ﷺ, не воевал одновременно со всеми людьми, наоборот, начинал с самого важного и откладывал войну и столкновение со многими кафирами. И не угрожали Медине и мусульманам одновременно все кафиры.

Наоборот, с некоторыми из них он заключал мирные договора, с другими – союзы, как сделал он это с иудеями Медины, когда, приехав туда, заключил с ними союз, что они будут помогать мусульманам и не будут их предавать. А когда одно из трёх иудейских племён нарушило этот договор, он наказал нарушивших и оставил остальных до тех пор, пока каждый из них не нарушил договор.

Также, он не предпринимал ничего против многих мунафиков в начале ислама из-за вреда, который бы принесла их казнь, если бы он сделал это по первому поспешному решению, внеся раскол в молодой исламский джамаат и дав людям повод говорить, что Мухаммад убивает своих сподвижников. И это было для защиты ислама.

И также положение асхабов в Эфиопии, когда они, хотя и проявляли открыто свои убеждения, однако жили как слабые мухаджиры среди кафиров, и не было возложено на них сражаться с этими кафирами, в то время, как их братья в Медине уже воевали с мушриками.

Да и как они могли сражаться с ними, если эти кафиры дали им приют, защищали их от тех, кто их притеснял, и помогали мусульманам по приказу своего царя, который после этого принял ислам. И многие доводы указывают на то, что нет на вас греха в том, чтобы использовать помощь, предоставленную упомянутыми группами людей в ситуации, когда ваша власть ещё не установлена, если только вы открыто проявляете ваши убеждения и вашу религию, подобно тому, как Пророк, ﷺ, пользовался убежищем и помощью, которые предоставлял ему его дядя, пребывавший в ширке и поклонявшийся идолам.

И даже если кто-то из вас будет вынужден скрывать свои убеждения и религию в некоторых обстоятельствах и не проявлять своей вражды к кафирам для пользы джихада или по причине слабости на некоторых этапах и в некоторых случаях, то в этом случае также не будет на нём греха, и не противоречит он религии Ибрахима до тех пор, пока остаётся слабым, или когда его братья-муджахиды дали ему такое поручение, и они открыто проявляют то, что не проявляет он, исполняя эту общественную обязанность – открытое проявление этой великой религии.

Таким было положение некоторых асхабов Пророка, ﷺ, в Мекке. Некоторые из них демонстрировали свой ислам и вражду к мушрикам, как делал это Пророк, ﷺ, а некоторые скрывали это из-за своей слабости и отсутствия возможности, а некоторые скрывали это по приказу Пророка, ﷺ, как в хадисе Амра ибн аль-Аса, и даже кое-что из этого случалось в Медине, как в истории Ну’айма ибн Мас’уда в обстоятельствах нашествия союзных племён, которые накинулись на мусульман и их государство.

Коротко говоря, муджахиды имеют право на иджтихад в выборе той пророческой шариатской политики, которую они считают подходящей их положению, их обстоятельствам, и этапу, в котором идёт их джихад.

Аллах по своей милости дал нам в этой области широкие возможности для выбора, и наш Посланник, ﷺ, и первые верующие пережили различные этапы и разнообразные обстоятельства, и были вначале чуждыми и непонятными для людей, как и мы сегодня чужды и непонятны, пока Аллах не дал им силу, власть и величие. И для нас в них благой пример, и у нас есть те же широкие возможности, что у них, при нашей слабости и в случае нашей силы, а Всевышний Аллах знает лучше.

Я прошу тебя передать мой салям остальным любимым братьям в вашем краю, и чтобы они просили для нас стойкости и благого конца, и чтобы Аллах присоединил нас к полям джихада и закончил нашу жизнь шахадой. И да благословит Аллах и приветствует пророка Мухаммада, его семью и всех сподвижников.

Ваш брат, слуга муджахидов Абу Мухаммад Аль-Макдиси

 

Конец раби аль-ахир 1431 г./ Апрель 2010 г.

 

Перевод:  AlIsnad

 

 

                                  ИА ИсламДин

О admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.