Герои Кавказского джихада

Ассалям алейкум дорогие братья и сестры. Мы решили открыть раздел “История” где мы будем рассказывать вам про наших праведных предков, которые также хотели жить по шариату Аллаха и жили, воевали на этом пути своим имуществом и душами, строили шариат и боролись с одним из наихудших и коварных врагов Ислама — Россией.

Сегодня многие маловеры и невежды говорят, что на нашей земле никогда не было шариата, что всегда был так называемый традиционный Ислам, где не было войны и не было шариатских судов, и что это всё сегодняшние “радикалы” позаимствовали у арабов. Однако те, кто знает немного историю наших предков, знают, что всё было в точности до наоборот. Был и шариат, и суды и къадии, и шел Джихад на пути Аллаха и были ученые мужи и лидеры, которые вели этот священный Джихад.

***

Есть такое понятие — историческая память. Человека легко можно обмануть, им легко манипулировать и ввести его в заблуждение, его легко направить по неправильному пути или навязать чуждую ему культуру, легко заставить жить по любым законам и исполнять любые приказы, если он лишен исторической памяти.

Когда человек не знает своих истоков, корней, своей культуры, своего исторического места и своей исторической роли в этом мире, он превращается в биологического робота или «манкурта», сознанием которого в своих интересах манипулируют «сильные мира сего» для достижения и защиты собственных интересов.  

 Ясин Расулов (рахимаху-Ллах)

 

***

 

В 1846 г. состоялся поход имама Шамиля в Кабарду, который имел целью, соединение двух фронтов северокавказского джихада. Сделать это было крайне тяжело, поскольку: 1) Кабарда была на то время обессилена чередой предшествующих исламских восстаний; 2) большая часть территории Кабарды была подконтрольна русским харбиям; 3) с природно-географической точки зрения любое длительное сопротивление здесь было невозможно из-за практически непроницаемой стены Главного Кавказского хребта с его холодными ущельями.

 

Тем не менее, горцы были полны решимости и не принимали в расчет географическую предопределенность.

Среди сподвижников Шамиля черкесского происхождения особенно выделяются две фигуры: Мухаммад-мирза ибн Анзавр (Анзор), Тлекотлеш из Малой Кабарды, и абадзех Ибрахим-хаджи аль-Черкеси (аль-Абадзахи).

 

Ибрахим-хаджи (аль-Черкеси), мухаджир из Абадзеха, — известный черкесский исламский учёный, один из ближайших сподвижников Шамиля. С декабря 1846 г. — къадий черкесских мухаджиров в округе Гехи. Он был среди тех, кто оставался с Шамилем на Гунибе и, по всей видимости,  погиб при его защите.

Он упоминается первым среди тех деятелей имамата, которые до конца оставались с Шамилем:

«Затем русские расположились вокруг горы Гуниба и устроили свои лагери на горе Кахаль, напротив плато Гуналя. У них были наибы и прочие лица, и главы, и ополченцы. А у Шамиля были из глав только знающий учёный мухаджир Ибрахим аль-Черкеси, учёный мухаджир хаджи Насруллах аль-Кабири аль-Куралли, твёрдо мыслящий учёный Гальбац аль-Карати. Рассказывают, что во время собрания для переговоров о перемирии он сказал им [посредникам] следующее: «Наши отцы говорили — поистине, вы, [т. е. русские], приятны речами, богаты деньгами, легки сначала, тяжелы после (и мы не хотим с вами мира)».

(Хроника Мухаммеда ал-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля / Пер. А. М. Барабанова М. АН СССР. 1941 /)

 

Сохранилось интересное письмо Ибрахима-хаджи аль-Черкеси к Мухаммаду-Амину, датированное 20 сентября 1848 г., то есть непосредственно перед отправлением последнего в качестве наиба на родину Ибрахима-хаджи.

«От нуждающегося [в милости Аллаха] Ибрахима-хаджи к столпу просвещенности, способному наибу, великому мудиру Мухаммадамину — салам тебе с милостью.

А затем… Когда я пришёл в вилаят Калайиш (Галаш в Чечне) и пробыл там день, на другой — пришли люди из Кабарды (Габарта) с требованием вернуть пленных. Я застал их в то время, когда они были в нерешительности, пойти ли им в вилаят Гехи, а я приостановил их, пока они не испросят позволения у тебя и у Мухаммадмирзы.

Это люди знатного происхождения, и нет у них связи с этими проклятыми, они из тех, у кого есть благородство, которое не позволяет им шпионить за мусульманами. И мы знаем, что они не из породы шпионов.

И если Мухаммадмирза такого мнения, чтобы двое из них отправились к тебе, не препятствуй ему в [этом], а полагайся на его слова, потому что хозяин дома лучше знает, что в его доме.

Мы же знаем, что у них полное доброжелательство к делам мусульман. И мир».

 

Мухаммад-мирза ибн Анзаур (Анзоров) перешел на сторону Шамиля в 1846 г. и в августе этого же года был назначен наибом округа Гехи в Малой Чечне, а 4 марта 1849 г. назначен мудиром (главным наибом) Малой Чечни. 15 июня 1851 в сражении на Нурикоевской поляне при преследовании отступавших гяурских войск, которыми командовал генерал-майор Н. П. Слепцов, был тяжело ранен и в месяце зуль-хиджа 1277 по Хиджре (19 июня 1851 г.) пал Шахидом (иншаа-Ллах).

В 1852 г. Войска русских оккупантов захватили Автуры, где находился его дом, и проживала его вдова. В результате в руки гяуров попала значительная переписка Мухаммада-мирзы с Шамилем и другими наибами.

 

Вскоре после назначения Мухаммада-мирзы в Гехи, в декабре 1846 г. последовало распоряжение гумбетовского наиба Абакара от лица Шамиля, передать всех черкесских мухаджиров в подчинение Мухаммад-мирзы:

«От военачальника (амир аль-джайш), мазуна имама Абакара ко всем, у кого есть черкесы, — наибам и жителям Гехи, Мартана, Чечни и другим — большой салам.

А затем… Отправьте всех черкесов, которые есть у вас, к Мухаммадмирзе без промедления и не оставляйте их у себя. А если вы пренебрежете этим и не отправите их к нему, он будет брать с вас по пять туманов серебра каждый день, пока вы не направите их.

Это приказ имама Шамиля. Сделайте же это и не пренебрегайте, а если иначе, то вина на вас.

[Вот] это. И салам».

Письмо Ибрахима ал-Черкеси  Мухаммадмирзе (сентябрь 1848г.)

«Салам постоянный нашему господину и нашей опоре Мухаммадмирзе. Эти люди обращаются к тебе [с просьбой] разрешить дело двух пленных, так не оставь без внимания и пошли наших людей — Идриса, Ауку и их спутника.

Затем — Аль-Каакаа сын Мусы и Эльбуздуко просят разрешения отправиться к тебе или со мной, если совпадет время моего возвращения к тебе, [или с] теми, кому мы доверяем из жителей Калайиша. Аль-Каакаа утверждает, что у него для тебя есть вести от твоих родных. В твоей власти разрешить это [дело], а если нет, то не тяни и не будь невнимателен к ним, когда они прибегнут к тебе [с просьбой] о пропитании.

А в остальном — [желаю] здоровья; затем — знай, что я остановился здесь. И салам».

Письмо Мухаммадмирзы Шамилю (1851 г.)

«К повелителю правоверных Шамилю, салам тебе, милость и благословение [Аллаха].

А затем… У нас остановился гость, который пришел к нам… (слово замазано) по поводу этого письма. Он не хотел приходить, но к нему пришёл знающий человек и он-то и привёл его к нам. А теперь что делать нам с ним и его делом? Пришелец из воспитанных людей, хотя и из враждебного лагеря (дар аль-харб). Он не выглядит лазутчиком, но мы не можем отпустить его без представления [дела] тебе, ведь [главное] мнение — мнение твоё, а мы — твои подданные. Дело в том, что покойному, павшему на войне Бароко, [который] осенью направился в поход на Кабарду, [раньше] попали в руки две лошади проклятого Алхаса. А обычай в нашем вилаяте — взимание двойной суммы с того, кто приютил вора. А принявший — из родственников мудира, как об этом [сказано] в письме на обороте. Возможно ли вернуть лошадей, избежав тяжелого штрафа для принявшего? И возможно ли сделать [это] для пришельца быстро?»

 

Письмо имама Шамиля Мухаммад-мирзе:

 «Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

От повелителя правоверных Шамиля к его брату любимому и мудиру просвещённому Мухаммаду Мирзе — мир тебе и милость (Аллаха)! А затем…

Согласно его изречению, слава Аллаху Всевышнему, “эти дни мы сменяем чередой среди людей” (Коран, 3: 134), не следует нам беспокоиться по поводу предопределённого дела и быть пренебрегаемыми из-за (этих) лицемеров и неверных (кафиров); и ведь, сколько раз терпело поражение войско главы рода человеческого, но то, что предопределил Аллах Всевышний навечно, то будет, а что нет — то нет. И мы присоединимся к тебе, если пожелает Аллах Всевышний, Слава ему, со всеми теми, кто верует в единого Аллаха, слава ему. Не слабейте и не печальтесь, в то время как вы стоите выше, если вы из верующих (Коран, 3: 133). Сие — и салам!

Затем я повелеваю тебе без промедления выдать замуж тех вдов, включая и твою сестру, за равных им. Как хорошо кто-то сказал: “Люди равны в своем подобии, их отец — Адам, а мать их — Ева”. И чтобы ты не возвращал оружие беглеца, кроме как с оружием убитого. Не раньше. А остальное сообщит тебе наш брат Хаджжи. И салам!

Затем — если жители одного селения не подозревались, не присоединяй их к другому селению. И салам!»

 

Все письма переведены с арабского языка.

 

ИА ИсламДин

О admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.