makdisii(Диалог в тюрьме между Шейхом Абу Мухаммадом Аль-Макдиси и полицейским)

Ширк и Единобожие

 

«Я его (полицейского) встретил в коридоре тюрьмы. Отвернувшись от него, я прошел мимо.

Когда я вернулся, то встретил его на том же месте и когда я сравнялся с ним, он спросил: «Что такое? Не поприветствовал (приветствие в арабском языке означает мир), не поговорил?».

Я ответил: «А что, разве между нами есть мир?».

Он: «Потому что мы тагуты?». (Тагут – объект поклонения помимо Аллаха)

Я: «Нет, необходимо быть точными. Мы не говорим, что вы тагуты, вы помощники тагутов, армия тагута, приверженцы и сторонники тагута».

Он: «О, Шейх, что бы ты не говорил обо мне, я люблю тебя (как мусульманина)».

Я: «Я же обману тебя, если скажу тебе, что люблю тебя. Нет, клянусь Аллахом, я не люблю тебя, пока ты одеваешь эту одежду, и пока ты остаешься стражником (хранителем) кафирского закона. Но клянусь Аллахом, я хочу тебе добра и желаю тебе правильной дороги».

Он: «О, Шейх, клянусь Аллахом, я молюсь, читаю Коран и через несколько дней собираюсь в Умру (малый хадж)».

Я: «Что касается твоей молитвы, чтения Корана и других поклонений, они не принимаются без Единобожия. Всевышний сказал о хороших делах мушриков (неверных), молитве и посте:

«Мы займемся в тот день деяниями, которые они вершили [в земном мире], и развеем их во прах» (Коран, 25:23),

Ведь чистота тела от нечистот и омовение являются условием для разрешения и правильности».

Он: «Да».

Я: «Но более важным условием и даже перед чистотой тела и омовением является условие Единобожия и чистота души от ширка (придание сотоварища Всевышнему).

Аллах не принимает пост, хадж, молитву, умру (малый хадж) без этого условия. Поэтому ты поедешь в умру, неся с собой ширк, и возвратишься с водой из Зам-Зам, сиваками, тюбетейками и ширком, поедешь и приедешь с этим ширком потому, что умра, хадж и другие благие дела сбрасывают со счетов многие грехи, кроме ширка. Значит, оставить ширк, объявить свою непричастность любому, кому или чему поклоняются помимо Аллаха, до молитвы, поста и хаджа, является обязательным».

Он: «Значит, говоришь, ширк, о Шейх? Ты разве видишь, что мы поклоняемся другому, кроме Аллаха или же молимся, кроме как ему? Как тебе не стыдно, о, Шейх, называть нас мушриками. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, говорит: «Тот, кто мусульманина называет кафиром, сам становиться им»».

Я: «Да, может быть, ты не совершаешь молитву кроме как Всевышнему, также держишь пост, совершаешь хадж, но ты принимаешь законодательство, приказы и запреты от другого, помимо Всевышнего Аллаха, поэтому, когда мы доказываем тебе, что ты слушаешься и подчиняешься твоим хозяевам в грехе, ты говоришь: «Я подчиненный раб». Всевышний сказал, рассказывая о диалоге Юсуфа мир ему:

«О, мои друзья по темнице! Кто лучше: разрозненные божества или Единый и Могущественный Аллах?» (Коран, 12:39).

Ты хранишь и защищаешь выдуманный закон, противоречащий Шариату Всевышнего, тогда как Всевышний приказал тебе не веровать в выдуманный закон и отдалиться. Всевышний сказал:

Мы отправили к каждой общине посланника [чтобы он сказал]: «Поклоняйтесь Аллаху и отрицайте тагута». Среди них есть такие, которых Аллах наставил на прямой путь, и такие, которым предначертано заблуждение. Ходите же по земле — и вы увидите, каков был конец опровергавших [божественное откровение] (Коран, 16:36).

Разве ты не знаешь, что люди, утверждающие, что они уверовали в ниспосланное тебе и в ниспосланное до тебя, хотят, чтобы их рассудил Тагут? А ведь не велено им веровать в него! Но шайтан хочет ввергнуть их в заблуждение (Коран, 4:60)»».

Тагут – это общее слово, охватывающее всех идолов, а также все, чему поклоняются помимо Аллаха из числа джиннов и людей любым видом поклонения, и оно с этим согласно.

Он: «Мы не поклоняемся никому, кроме Аллаха».

Я: «Послушание в законодательстве – это поклонение. Всевышний сказал о людях писания:

[Иудеи и христиане] признавали богами помимо Аллаха своих ученых и монахов, а также Мессию, сына Марйам. Однако им было велено поклоняться только единому Богу, кроме которого нет божества. Хвала Ему, [превыше Он] их многобожия! (Коран, 9:31),

И это потому, что они подчинились им в их законодательстве, Всевышний также сказал по поводу одного вопроса, из вопросов законодательства о заклании животного. А случилось это, когда многобожники стали спорить с мусульманами о положении мертвечины и утверждать, что нет никакой разницы между мертвечиной и закланным животным, тогда Всевышний сказал:

Не ешьте того, что [было забито] без упоминания над ним имени Аллаха, ибо такой поступок — грех. Воистину, шайтаны внушают своим последователям [мысль о том], чтобы они пытались убедить вас в споре [о дозволенности есть мертвечину]. И если вы повинуетесь их [призыву], то вы – многобожники (Коран, 6:121)».

Он: «Никто из нас не утверждает, что мертвечина подобна закланному».

Я: «Да, может быть, но вы и ваши хозяева говорят: «Торговля подобна ростовщичеству (взиманию процентов), Аллах разрешил торговлю и запретил процент»,- поэтому твои хозяева разрешают процент подобно торговле и создают для него специальные учреждения, строят огромные дворцы и устанавливают разные законы, которые разрешают и оберегают процент.

А что же касается твоего слова «назвавший мусульманина кафиром, сам становиться им», это не хадис. Хадис пророка, да благословит его Аллах и приветствует, гласит: «Тот, кто скажет своему брату мусульманину «о, кафир», если оно соответствует реальности, то это так, если же нет, то возвращается к сказавшему».

Разница между ними большая: в первом случае смысл таков, что мусульманин никак не может стать кафиром, и это неправильно, если мусульманин говорит, делает или же убежден в куфре, то он становиться кафиром. Поэтому Всевышний сказал о тех, кто были мусульманами во времена Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и вышли вместе с ним на Джихад на пути Аллаха, он сказал о них после того, как они высказали пренебрежение и насмешку над носителями Корана (то есть над знающими сподвижниками):

«Не извиняйтесь. Вы отступились от веры, после того как приняли ее. Если Мы и простим [грехи] одних из вас, то накажем других за то, что они стали грешниками» (Коран, 9:66)

Также в книгах фикха (исламской юриспруденции) ты найдешь отдельную главу под заглавием «Глава о решении положения вероотступника» – это мусульманин, который становиться кафиром после принятия Ислама. Во втором же случае, то есть, говоря о достоверном хадисе, он нам разъясняет, что если в мусульманине, которому предписывают куфр, действительно есть куфр, ничего зазорного называть его кафиром, ответственность и спрос же лежит на том, кто назвал мусульманина, в котором нет ширка и куфра, кафиром.

Мы же не называем мусульман кафирами, а называем тех многобожников, которые являются рабами тагута, его армией, помощниками, защищающими выдуманные законы и не отрекшиеся от них, сажающие в тюрьмы сторонников Шариата и Единобожия, и воюющие с ними за их принадлежность и приверженность к Единобожию».

Он: «Хорошо, Шейх, скажи, в чем дело, когда мы вас пересчитываем, вы отвергаете, чтобы вас трогали надзиратели или полицейские. Значит ли это, что мы нажас (то есть грязные, скверные)?».

Я: «Всевышний сказал: «Поистине, многобожники нажас», потом сказал, чтобы очистить мечеть в Мекке и для сохранения ее от скверны многобожников: «Не допускайте многобожников в Мекканскую мечеть после этого года».

Мусульманин единобожник превыше для Всевышнего, чем Кааба. Я думаю, что здесь в аяте имеется в виду образная скверна, но не телесная, особенно по отношению к тому, кто называет себя мусульманином и выполняет некоторые из поклонений, которые требуют чистоту и омовение.

Да, ваши внешне видимые тела могут быть чистыми, но ваши души не являются таковыми, ибо они запачканы ширком и не очищены от него. В принципе, мы не разрешаем вам трогать нас во время пересчета не из-за скверны или чистоты, а потому, что вы люди высокомерные и надменные, пересчитываете заключенных провокационными методами, подобно пересчету овец и скотины, и если мы будем молчать по поводу того, что вы считаете мелочью, вы будете посягать еще на большее. Ведь вы многих заключенных считаете, как мы видели в других тюрьмах, избивая шлангами и дубинками.

Мы же сторонники большого призыва, Аллах возвысил нас Единобожием и в тюрьме мы находимся из-за Единобожия, и мы никогда не согласимся с унижением, если даже находимся в плену, и категорически отвергаем, чтобы с нами обращались, как с тем, кто попал сюда за изнасилование своей сестры».

Он: «Но ваш метод призыва грубый и нехороший, а вот у других (такой-то джамаат), у них метод хороший, и они здороваются с нами, улыбаются нам, поэтому этих мы опасаемся больше, ибо они могут собрать вокруг себя. Вы же своим методом, и не здороваясь с нами, только отталкиваете от своего призыва».

Я: «В первую очередь я не имею своей целью, когда я с тобой обращаюсь подобным образом, или когда призываю к Единобожию, вербовать тебя для своей пользы, ввести в джамаат, или в какую-то партию. Может быть те, другие, о ком ты мне рассказывал, и ставят такую цель. Но моя первая цель: вывести тебя из темноты ширка к свету Единобожия и первое, к чему я тебя призываю, чтобы ты оставил армию тагута, выдуманный закон, и стал солдатом Единобожия, Шариата и Ислама.

А методом этим я хочу показать, то самое важное – Единобожие, который содержит непричастность к ширку и его сторонникам. И когда я не здороваюсь и не даю салам вам, это чтобы показать, каково твое истинное положение и указать тебе, что ты в ширке и куфре до тех пор, пока помогаешь выдуманному закону, унижаешь Шариат Всевышнего.

Этим самым я призываю тебя, чтобы ты отрекся от оказания помощи многобожию и многобожникам, чтобы спастись от огня, топливом которого будут люди и камни, в отличие от тех, кто похлопывает по твоему плечу, льстит тебе, пожимает твою руку, улыбается в лицо и тем самым разукрашивает твою неправильную дорогу или поступок, и оставляет тебя в твоем ширке.

Спрашивается, кто из нас более стремиться для твоего блага. Клянусь Аллахом, мы хотим тебе добра, и мы более желаем и стремимся для пользы страны и ее правителя, которым ты подчиняешься и которых защищаешь больше самого себя».

Он: «Как?».

Я: «Мы с тобой, положение этой страны и ее правителя подобны поезду, которым единолично управляет твой правитель с его порядками, его сторонниками и помощниками. Он ведет его на максимальной скорости по железной дороге, а дорога эта ведет к глубокому обрыву на дне Ада, да упасет нас Аллах от этого.

Я же и подобные мне, призывающие к Единобожию, пытаемся остановить его от падения в обрыв, громко призывая к отказу от выдуманного законодательства, принятого вместо закона Всевышнего, оставить ширк, оставить выдуманный закон, запретить проценты, отдалится от прелюбодеяния и держаться истинной религии. А ты и тебе подобные из армии тагута и выдуманного закона, что делаете?».

Он: «Добавляем в поезде еще больше горючего, чтобы задавить тебя и тебе подобных, стоящих на пути поезда!!!».

Я: «Да, это и есть твое реальное положение. Толкаете поезд, чтобы он задавил нас. Вы отвернулись от призыва, забыли предостережения, и, как результат, окажитесь на дне того самого глубокого обрыва. То есть, я более стремлюсь к пользе страны и его народа. Я отдаю всю свою жизнь, чтобы спасти тебя и тебе подобных от ширка и огня. Вы же, меня и мне подобных из числа призывающих, сажаете в тюрьму, наносите вред, пытаете, а потом приходите и после всего этого читаете лекцию о методе призыва к Всевышнему.

Покайся перед Всевышним и откажись от оказания помощи многобожию и выдуманному закону, прежде чем говорить о методе и других дополнительных частях религии. Смотри не умри в том положении, в котором ты находишься, клянусь Аллахом, ты в опасности».

 

ИА ИсламДин

О admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.